Термометрия и анкетирование: как работают санврачи в аэропорту Якутска

0 1

Термометрия и анкетирование: как работают санврачи в аэропорту Якутска

Термометрия и анкетирование — вместо букетов и объятий, вместо друзей и родственников — специалисты санитарной службы: пандемия коронавируса диктует свои правила встреч в аэропортах всех городов России, куда пассажиры могут невольно привезти опасную инфекцию.
В рамках специального проекта РИА Новости и сайта стопкоронавирус.рф “Вирус, который мы победим вместе. Истории врачей” начальник санитарно-карантинного пункта управления Роспотребнадзора по Республике Саха (Якутия) Юрий Алексеевич Степанов рассказывает, как он вместе с коллегами встречает каждый авиарейс, следит за тем, чтобы коронавирус в прямом и переносном смысле не попал в республику воздушным путем, как относятся к такому приему пассажиры из разных городов и какое значение сегодня приобретает специальность санитарного врача.
Мама Юрия Алексеевича всю жизнь проработала в районной аптеке, и специфические запахи лекарств и стерильной чистоты запомнились ему с детства. В 1986 году он поступил в Пермский мединститут на санитарно-гигиенический факультет и получил специальность врача эпидемиолога-гигиениста. С тех пор его жизнь связана с санитарной службой.

После окончания института и до 2016 года Юрий Алексеевич работал в родном Сунтарском районе главным государственным санитарным врачом, а позже перешел на работу в управление Роспотребнадзора начальником отдела надзора на транспорте и санитарной охраны территории.
“В данный момент я курирую транспортную отрасль республики, мы занимаемся санитарной охраной территории республики. И наша задача — это профилактика, санитарно-карантинный пункт, обеспечиваем профилактику заноса особо опасных респираторных заболеваний из-за рубежа”, — по-деловому описывает Юрий Степанов свои обязанности.
Специальность “санитарный врач” многие ассоциируют с предписаниями и регламентами, проверками и строгим соблюдением нормативов и стандартов. Но нынешняя ситуация свидетельствует, что казавшиеся формальностью вещи приобретают жизненно важный смысл.

Как рассказывает Юрий Алексеевич, и прежде на международных рейсах здоровье пассажиров контролировали — измеряли температуру на борту тепловизором, чтобы не допустить больных в республику, однако сейчас контроль стал еще более строгим.
“С начала пандемии новой коронавирусной инфекции у нас был усилен санитарный контроль в отношении зарубежных авиарейсов, прибывающих из Юго-Восточной Азии, — это Китай, Южная Корея, Вьетнам и Таиланд. Наши жители республики тоже в основном в страны Юго-Восточной Азии уезжают отдыхать. Да и иностранных туристов у нас в последнее время прибавляется с развитием туристической деятельности в республике”, — отмечает Юрий Алексеевич.
Туристы тянутся в экзотическую морозную республику почувствовать, что значит стужа до минус 60 градусов, отметить на карте собственных путешествий полюс холода Оймякон, полюбоваться на Ленские столбы, горы Кисилях, собственноручно устроить “якутский салют”. Много желающих поохотиться и порыбачить.
Именно к туристам из Китая после начала вспышки коронавируса в Ухане было приковано особенно пристальное внимание санитарных врачей в аэропорту. В частности, температуру пассажирам в аэропорту Якутска стали измерять дважды.

“Мы делали это на борту воздушного судна и непосредственно после прилета в международный терминал. И начали делать анкетирование всех прибывающих пассажиров, а при выявлении среди пассажиров повышенной температуры их изолировали в инфекционный стационар. Кроме того, проводили профилактические работы в отношении воздушного судна, контактных пассажиров”, — перечисляет санитарный врач.
График работы у Юрия Алексеевича и его коллег тогда был незавидный: приходилось встречать до десяти рейсов из-за рубежа — из Харбина, Сеула, Таиланда и других туристических направлений. После прекращения международных авиарейсов якутские санврачи переключились на внутренние направления.
Как и по всей стране, врачи в аэропорту объявляли пассажирам новые правила: 14-дневная самоизоляция после возвращения из-за рубежа или из других регионов России — дома или в обсерваторе.

“Нашей задачей является встреча всех этих региональных рейсов, всех пассажиров. Мы проводим с ними беседы, вручаем постановление о самоизоляции и, если у прибывающих пассажиров нет прописки нашей республики, мы помещаем их в обсерватор на две недели”, — поясняет Юрий Алексеевич.

Термометрия и анкетирование: как работают санврачи в аэропорту Якутска

Термометры вместо цветовКак и в других аэропортах, в Якутске пассажиропоток в последние месяцы снизился значительно, но работы все равно хватает: санврачам приходится встречать до 30 рейсов в неделю — из Москвы, Санкт-Петербурга, Сочи, Екатеринбурга, Новосибирска, Владивостока, Хабаровска и Благовещенска. Так что получается в день до четырех-пяти рейсов.

“Ну, пассажиры, конечно, разные попадаются. На первых порах, конечно, было недопонимание среди прибывающих: они говорили, что в других городах таких мер не было и “это только в вашей республике принято проводить такой усиленный санитарный контроль”. Ну а потом молва прошла, наверное, по России, и теперь каждый прибывающий знает, что их ждет в аэропорту города Якутска. Что их будут встречать сотрудники санитарно-карантинного пункта, вручать постановления о самоизоляции”, — рассказывает санврач.
По его словам, стрессовые ситуации возникают почти ежедневно: есть пассажиры, которые вступают в перепалку, не понимают, зачем нужны такие строгие меры, отказываются ждать заполнения документов — обязательной в сегодняшней ситуации процедуры. “Но в большинстве своем пассажиры с пониманием относятся. С нами вместе стоит служба авиационной безопасности, линейное управление транспортной полиции, и, конечно, все в содружестве работаем”, — поясняет Юрий Степанов.
По его мнению, неприятная для пассажиров мера полностью себя оправдала: из помещенных в обсерватор позже порядка 30 человек оказались заражены коронавирусом, а среди пассажиров, отправленных на самоизоляцию, выявили больше 60 инфицированных.

Юрий Степанов, хотя и является начальником пункта, сам работает в составе группы в аэропорту, встречает всех пассажиров. Сангруппе приходится налаживать связи с администрацией аэропорта, с авиакомпаниями, представители которых ежедневно подают сводки — сколько пассажиров прилетает, есть ли среди них иностранные граждане и те, кто пересек границу России.
“Мы уже на подлете авиарейсов знаем, сколько у нас примерно летит пассажиров, вот такое взаимодействие. И очень мы, конечно, благодарны администрации аэропорта Якутска, в тесной взаимосвязи с ними работаем. И хочу своих отметить дорогих моему сердцу коллег, которые сегодня работают в очень напряженном режиме, — Алексей Иванов, Эльвира Земкина, Александр Тихонов и молодые мои специалисты Анна Семенова и Николай Григорьев”, — старается никого из коллег не забыть Степанов.
Он поясняет, что наладить работу всей системы удалось в короткие сроки, — система существует еще с советских времен, ежегодные учения, которые кому-то могли показаться формальностью, тоже оказались полезны в этой ситуации. Тренировались и сотрудники авиационных служб, так что пандемию на транспорте встретили во всеоружии.
“Раньше были вспышки свиного гриппа, птичьего гриппа, но они продолжались только месяц — два месяца, но такой долгой и продолжительной пандемии мы не помним. Конечно, среди сотрудников есть усталость, но мы стараемся так организовать работу, чтобы была сменяемость: у нас работают три группы, они сменяют друг друга, и после смены мы даем им отдохнуть, восстановиться. Но вот в таком режиме мы работаем скоро уже полгода как”, — отмечает Юрий Алексеевич.

Термометрия и анкетирование: как работают санврачи в аэропорту Якутска

Санврачи несут в аэропорту суточную вахту, принимают рейсы и днем, и ночью, облачившись в противочумные костюмы, — условия и график не самые комфортные, но, как говорит Юрий Алексеевич, все понимают, что это и есть передовая борьбы с невидимым врагом. “Специалисты мои, конечно, важность работы знают и стараются очень. Ну, конечно, есть все — и постоянный недосып, и напряженность в работе, но со временем ко всему привыкаешь”, — добавляет он.
Вслед за врачами, работающими в “красных зонах” больниц, медсестрами и фельдшерами, которые сутками дежурят у постелей пациентов, санврачи повторяют: “Мы выбрали эту профессию, кто, если не мы”.
“Да, у нас появилась гордость за свою службу, за свою профессию, потому что со всеми нами сейчас советуются, без нашего ведома никакое решение не принимается. Мы чувствуем, что наша профессия нужна, важна и на долгие годы сохранится”, — с гордостью говорит Юрий Алексеевич Степанов.
Актуальные данные о ситуации с COVID-19 в России и мире представлены на портале стопкоронавирус.рф.
Распространение нового коронавируса”Внучку не видел пять недель”: нижегородский врач о борьбе с COVID-19

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

19 + 3 =